Основные политические риски 2018 года: Риск 2 — Конфликты

//

Материалы по риску №2 прогноза компании Eurasia Group, крупнейшего игрока на рынке политического консалтинга и оценки политических рисков. В данной статье мы приводим оценку риска, которому авторы прогноза дали название «Конфликты» (или столкновения — Accidents). В ней раскрывается, какие международные конфликты будут представлять риски в 2018-м.

С момента атаки на башни-близнецы с мире не было геополитических кризисов, а геополитических кризисов между правительствами — со времен Карибского кризиса (1962, США — СССР). Сейчас, однако, игнорировать такую вероятность нельзя, т.к. в мире слишком много точек, где неверный шаг или интерпретация событий могут спровоцировать серьезный международный конфликт.

Вероятность геополитических столкновений резко возросла, и этот тренд будет развиваться.

По мнению авторов, мир не находится на грани третьей мировой. Но, с учетом отсутствия мирового гаранта безопасности и распространения субнациональных и неподконтрольных государствам игроков, мир стал более опасным местом. Вероятность геополитических столкновений резко возросла, и этот тренд будет развиваться. В какой-то момент вполне возможна ошибка, которая приведет к конфронтации. Ниже некоторые из потенциальных областей таких ошибок.

Кибератаки

Риск серьезных кибернетических атак возрос, т.к. мы находится в мире, где недоверие между странами, эрозия общепринятых норм, стандартов и архитектуры приводят к сложностям в координации усилий для ответов на них. Вероятность излишней, чрезмерной реакции очень высока. Угроза исходит как от стран (Россия, Китай, Северная Корея), так и от негосударственных групп, таких, как, например, Anonymous. Способность нанести громадный урон (от кибератак) быстро усиливается, особенно, если принять во внимание уязвимости систем безопасности и утечки в Национальном агентстве по безопасности США на самом высоком уровне. Перспектива атак, которые могут пошатнуть экономику, сейчас вполне реальна. Примером могут служить сбой функционирования крупных объектов инфраструктуры или утечки данных, ставящие под сомнение надежность систем защиты банков, крупных корпораций и рынков. Или сбои в работе даже всей сети интернет: есть мнение, что некоторые страны делали попытки протестировать сопротивляемость базовой инфраструктуры интернета. Если кто-то поставит себе такие цели, мы оказываемся на неисследованной территории. Из всех перечисленных в данном разделе рисков геополитических столкновений, данный риск авторы считают наиболее опасным.

Северная Корея

Наиболее очевидный геополитический риск. В 2018 году, как полагают авторы прогноза, статус кво скорее всего сохранится. Все понимают, что возможные варианты у США лежат только в военной плоскости. Северокорейцы не самоубийцы. Дальнейшие запуски ракет происходить будут, но прямые удары по союзникам США практически исключены. В тоже время полеты ракет над территорией Японии безусловно опасны и могут спровоцировать агрессивный ответ. Возросшая напряженность, помноженная на более низкий уровень доверия/координации мировых игроков, означает, что любые ошибки с большей вероятностью будут зажигать большой пожар. Большая война, которая приведет к существенному урону для союзников США и разрушит существующие цепочки поставок продукции и услуг, маловероятна. Но, в тоже время, намного более вероятна, чем когда-либо.

Сирия

Нажмите на диаграмму для просмотра

Война в Сирии продолжит завершающую стадию в 2018 году. В тоже время, как считают авторы, в регионе сохраняется много вооружения, которое расположено близко друг к другу, а игроки, им владеющие, находятся в недружественных отношениях. Российские и американские самолеты постоянно залетают в чужие демаркационные зоны, таким образом, авиабомбы могут попасть в российские или американские военные части. Войска США взаимодействуют с курдскими формированиями в районе Ракки и других районах к востоку от Ефрата и могут стать мишенью для России и Ирана. Наиболее опасной фитилем в Сирии являются отношения США и Ирана. Политика Трампа направлена на выдавливание Ирана из Сирии.

Россия

Трамп хочет улучшения отношений с Президентом Владимиром Путиным. Но, расследование в отношении его возможных связей с Россией, позиция Конгресса, антагонистично настроенные СМИ и позиция некоторых членов его собственной администрации не дают ему этого сделать. По мнению авторов, выводы расследования относительно вмешательства России будут носить антитрамповский характер. Его (Трампа) оппоненты будут требовать жестких ответных мер, которые с большой вероятностью будут поддержаны Конгрессом, но которые Трамп не одобрит. Будет озвучено много нелицеприятных фактов относительно Кремля. Это может спровоцировать ответ Москвы — слив данных, компрометирующих крупных деятелей Республиканской партии. Какие бы ни были отношения Путина и Трампа, американо-российские отношения можно охарактеризовать как откровенно враждебные. А после завершения расследования, они имеют все шансы ухудшиться еще больше.

Терроризм

Традиционные атаки террористов будут более вероятны и опасны в странах Ближнего Востока, Северной Африки и Южной/Юго-Восточной Азии, чем в развитых странах.

Традиционные атаки террористов будут более вероятны и опасны в странах Ближнего Востока, Северной Африки и Южной/Юго-Восточной Азии, чем в развитых странах. Но, сокращение интенсивности боевых действий в Ираке и Сирии заставит иностранных наемников, воюющих на стороне террористов, возвращаться в свои страны. Это увеличит террористические риски в Европе. Использование ИГИЛ (организация запрещена в России) онлайн-технологий упростило его последователям проведение атак. Крупные террористические акты в США остаются маловероятными. Но, если такое все-таки произойдет, то США ждет еще большее внутренне разделение, а реакция со стороны Президента Трампа, ведущего активные политические войны, будет чрезмерной. Большой удар будет нанесен по существующим иммиграционной политике и политике безопасности, с последующим отрицательным воздействием на здоровье гражданского общества США. Даже в Европе, подобные атаки вызовут новую волну популизма и спровоцируют радикализацию политики правящих институтов.